1-я учебная рота (6 класс, 2 курс)

Девиз роты:

«Быть патриотами!

Помнить о чести!

Родину краше делать всем вместе!».

 

Начальник курса:
АКУЛОВ Андрей Иванович
Численность переменного состава:
80 нахимовцев
Численность постоянного состава:
14 человек

 

ТРАДИЦИОННЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

  1. Конкурс «Вперед, нахимовцы!».DSC_0064
  2. Конкурс художественной самодеятельности «Творческая регата!».
  3. Музейно-педагогические мероприятия для воспитанников «От века к веку».
  4. Чествование ветеранов ВОВ и ВС РФ в знаменательные даты России.
  5. Мероприятия, посвященные Дням воинской славы России.
  6. Облагораживание воинских захоронений и памятников.
  7. Всероссийская акция памяти «Бессмертный полк».

ГЕРОЙ 1 РОТЫ

СОКОЛОВ Валентин Евгеньевич. 

Герой Советского Союза, капитан 1-го ранга

Соколов

Герой Советского Союза. Заместитель командира 3-й дивизии подводных лодок 1-й Краснознамённой флотилии подводных лодок Краснознамённого Северного флота, капитан 1-го ранга.

Родился 17 апреля 1935 года в селе Батурин, ныне посёлок городского типа Бахмачского района Черниговской области, в семье служащего. Член КПСС с 1962 года. В 1953 году окончил 10 классов Тбилисского нахимовского военно-морского училища.

В Военно-Морском Флоте с 1953 года. В 1957 году окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания, в 1969 году — высшие офицерские курсы. Прежде чем занять должность заместителя командира 3 дивизии 1 флотилии атомных подводных лодок Северного флота прошел путь командира БЧ-1-4, помощника командира, командира дизельной подводной лодки типа «М» Черноморского флота. В 1976 году капитан 1-го ранга Соколов В.Е. принял участие в трансатлантическом переходе двух подводных лодок с Северного на Тихоокеанский флот вокруг Южной Америки под командованием контр-адмирала Коробова В.К.

Опытный подводник-противолодочник был назначен старшим на борту торпедной атомной подводной лодки проекта 671 «К-469» (командир капитан 2-го ранга Урезченко В.С.). Задачей этого подводного корабля являлось боевое охранение 2-й лодки — ракетного подводного крейсера стратегического назначения (РПК СН) проекта 667-б «К -171» (командир капитан 1-го ранга Ломов Э.Д.) в длительном плавании, вдали от традиционных зон ответственности ВМФ СССР. Крайне сложный переход через Атлантический океан, пролив Дрейка, в Тихий океан. Задание было успешно выполнено: обе подлодки завершив 80-ти суточный переход, вошли в состав Краснознамённого Тихоокеанского флота, и кроме этого был положительно решён вопрос об использовании многоцелевых подводных лодок для охраны не только районов патрулирования советских стратегических ракетоносцев, но и для ближнего охранения отдельных РПК СН, выходящих на боевое патрулирование.

За успешное выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 мая 1976 года капитану 1-го ранга присвоено звание Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11420). Командир подводной лодки «К-469» В.С. Урезченко был награждён орденом Ленина.

В 1978 году отважный офицер-подводник окончил академические курсы. С 1985 года капитан 1-го ранга Соколов В.Е. — в запасе. Живёт и работает в городе-герое Одессе.  Является председателем Одесского отделения Международного комитета «Мир океанам», председателем Одесского городского совета ветеранов. Избирался делегатом XVII-го съезда Социал-демократической партии Украины (объединённой).

Награждён советскими орденами Ленина, «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени, украинским орденом «За заслуги»
3-й степени, медалями.

Из воспоминаний Соколова В.Е. ….

«Однажды, в первые годы моей службы, во время сильнейшего шторма наша лодка «М-351» «малютка» затонула — врезалась в грунт кормой на глубине порядка ста метров. Поднять ее было крайне сложно… не знали, что и как делать. Надводные корабли ходили над местом этого затопления — «сбивали волну», а помочь ничем не могли. Тогдашний министр обороны маршал Георгий Жуков позвонил командующему Черноморским флотом и сказал: «поступайте, как хотите, но вы лично отвечаете за каждого из 35 моряков на борту подлодки. Если не спасете их, пойдете под суд». Во всем мире принято в первую очередь спасать людей.
В Балаклаве находилось подразделение Эпрона (экспедиция подводных работ особого назначения). Водолазы-глубоководники первым делом завели шланги, по которым подавали в лодку воздух и все необходимое для жизнедеятельности. И уже потом, с помощью автономного спасательного устройства выдернув лодку из грунта, подняли ее. Весь личный состав остался в живых, хотя спасательная операция длилась неделю.»

«Я служил на Северном флоте старпомом, командиром атомной субмарины второго поколения, затем — заместителем командира дивизии, наставником по подготовке командиров кораблей. Совершил несколько походов в Антарктику, нес боевую службу в Атлантическом океане, в Средиземном море. Случалось в походах разное: пожары, поступление воды в отсеки, облучение личного состава. Было и кладбище в Западной Лице (неподалеку от Видяево, о котором мало кто знал), где хоронили погибших друзей — подводников-атомщиков. Мы частенько ходили туда. Подчас от многих из них практически ничего не оставалось: в гробы укладывали какие-то останки, кости, а то и просто бескозырку.

«В Антарктике мы плыли среди гигантских сосулек».

«Так уж сложилось, что наша боевая служба на флоте и испытание новой техники шли параллельно. Мы никогда об этом не забывали. Выходя в поход, говорил морякам: «в первую очередь мы должны заботиться о своем здоровье, о том, чтобы возвратиться домой, в свои семьи». Бывали в самых ответственных точках (если судить по их стратегической важности) мирового океана. В том числе в подводной «кругосветке» группы атомных подлодок. Причем тогда ни разу не всплывали более двух месяцев!
Только на подходе к ледяному куполу мы всплыли на перископную глубину. Подняли антенны для кратковременной связи со штабом флота, чтобы узнать, нет ли изменений в задании. Я повернул перископ к северу, и передо мной открылось пространство, которое трудно описать. На материке ничего подобного не увидишь: бескрайняя синевато-белая шапка земли. Наш корабль вновь нырнул под ледяной панцирь. Когда включали внешние телекамеры и прожекторы, на экране появились огромные ледяные столбы. Они свисали в воду сосульками, напоминающими те, что появляются во время зимней оттепели под крышей. Только здесь они спускались в воду на десятки метров и могли распороть корпус лодки, словно ножом масло.
Переход был трудный, бывали тяжелые минуты. Но если экипаж подготовлен, правильно сориентирован, он все сделает. Мы выполнили поставленную задачу, благополучно прибыли в Петропавловск-Камчатский. Об этом походе американцы узнали через 7-8 лет, что немаловажно: секретность — одна из главных составляющих таких операций.»

«В 1976 году две солидные атомные подлодки третьего поколения, входящие в состав Северного флота (одна — торпедная, другая — ракетная), совершили кругосветное плавание. Одной из них командовал я. В этом походе с нами был контр-адмирал Вадим Коробов, Герой Советского Союза. На наших лодках, как и на «Курске», было по два ядерных реактора, примерно такое же типовое оборудование. И вот в Тихом океане у нас неожиданно сработала автоматическая защита реактора, заглушившая его. На 300-метровой глубине абсолютно неуправляемая, обесточенная лодка начала проваливаться.
Вытянув вручную защитные стержни реактора, ребята спасли нас от верной смерти. Тогда впервые, в считанные секунды, я увидел цветную картинку всей своей жизни. Говорят, такое бывает лишь перед смертью. И мы действительно побывали у нее в гостях. Представьте, 35 здоровых людей, стоящих на центральном посту, оказываются абсолютно беспомощны, зависят от автоматики. Ребята-управленцы на пульте главной энергоустановки стали вручную тянуть стержни автоматической защиты, которая по ложному сигналу остановила реактор. И вдруг реактор начал потихоньку оживать, засветились лампочки, пошли сигналы, все заработало, турбина набирала обороты, и мы начали всплывать. Вспомнился полет американского астронавта Нила Армстронга на Луну, когда отказала автоматика посадки и он перешел на ручное управление. Тогда, в 1976-м, весь наш экипаж был представлен к наградам. А мне и командиру второй подлодки Ломову присвоили звание Героя Советского Союза…».